lexizli: (Радует)
Навеяло отсюда

Я маршал. Я тот самый графоман.
Чернила, водки жбан, бумаги пачка.
Закуси — лишь абамовский банан.
Зато купил себе я водокачку.

Когда напьюсь — мне снится, я солдат.
Когда проснусь — во рту как кот усрался.
Я тот и этот. Алкашу я брат.
И каждому, кто сдуру напивался.

Вы не горюйте. Нас тут как говна.
Не вывести нас дустом или серой.
Мы главные. Земля у нас одна.
Покрытая вся православной верой.

Ну да, увы, не вечно мы живем.
Горячка косит, передоз и ломка.
Работать не хотим. Зато мы пьем!
Бутылки, слышь, звенят? Полна котомка!

Не трогай, гад, ты родину мою.
Её самостоятельно пропью...
lexizli: (No War)
Хочешь с фашизмом воевать — иди в военкомат, подписывай контракт, оговаривай условия. А это чо было? — танцы на площади, проводы на вокзале, казаки с медалями, поп с кадилом, самодеятельность какая-то, поезд «Новосибирск – Ростов». А я, значит, плати?

Не было там никакой войны, гражданская только была, Путин сказал, хохлы с хохлами воевали.

Чего ты туда полез?

Оторвало ноги под Марьинкой — так надо было в марьинскую милицию звонить, чтобы протокол составили, ноги твои нашли, и в марьинскую больницу ехать, чтобы на место пришили.

Дед? При чем тут дед? Дед твой вообще не воевал, ему на конец войны пятнадцать лет было, а прадед волком выл, когда его повесткой призвали — шестерых детей дома оставлял, и ни одного кредита! А куда деваться ему было? Не пойдешь — посадят. От Харькова до Волги пятился, за его спиной люди убегали, а перед ним ад горел.

А у тебя, гаденыша, наоборот — перед тобой бегут, а за тобой горит.

Прадед по солдатскому аттестату домой денежное довольствие пересылал все до копеечки, и из пайка небогатого раз в месяц посылки собирал. А ты мне что слал? Пижженый луганский металлолом на перепродажу, чтобы кредит закрыть?

Закрыл? Да прадед бы тобой жопу вытереть побрезговал!


Целиком почитать можно тут.
lexizli: (Радует)
Он никогда не был публичным политиком, никогда не понимал ответственности перед обществом. Он как 3-4-летний ребенок, который считает, что обмануть — это, во-первых, легко, во-вторых, никаких последствий. Родители обычно смеются над сообразительностью любимого чада, но мир уже в оцепенении от его наглости...

отсюда



Иллюстрация из подборки работ Павла Кучинского у Алексея Витвицкого

lexizli: (Радует)


На 10-й марафон в Тихвин собрались спортсмены и физкультурники из 42-х населенных пунктов. Финишировало 179 бегунов, из них 68 человек преодолели 42 километра 195 метров, 111 пробежали полумарафон. Всего бегуны в этот день пробежали по Тихвину 5 211 километров.

Мимо меня после старта спортсмены бежали, судя по фотографиям, минуту и пятьдесят секунд.


2.



3.



4.



5.



6.



7.



8.



9.



10.



11.



12.



13.



14.



15.



16.



Эти же фотографии можно посмотреть у меня в альбоме вКонтакте.

Прошу в случае любого использования моих фотографий указывать ссылку на место, откуда она взята, фамилию и имя автора. Спасибо!
lexizli: (Радует)
Над седой равниной моря...

Нет, не так.


Над пустым пространством зала
суд решенье объявляет.
Иск текстильщицы из Пскова
в адрес текста «Буревестник»,
взятого на сайте школы,
пензенским судом рассмотрен,
проведен анализ текста.

В этом тексте — дух фашизма,
план теракта, панк-молебен,
подрывание устоев,
одиночные пикеты,
признаки сепаратизма
и призыв к сверженью власти
видят судьи в этом тексте.

В этом тексте — план Госдепа,
тень Обамы, деньги Псаки,
отрицание Победы,
оскорбленье ветеранов,
пропаганда наркоманов,
описанье суицида,
и рекламу гей-сообществ
видят судьи в этом тексте.

То раскачиванье лодки,
то намек на нашу Церковь,
то призыв на новый митинг
видят судьи в этом тексте.
Там какой, простите, бурей, россиян пугает автор?
Там к какому экстремизму много раз звучат призывы?

Следствие установило:
автор текста некто Пешков
в соцсетях под ником Горький,
злостный умысел имея,
в одиночку либо группой
в файле «Горький_Буревестник»
нарушал закон России,
разместил на многих сайтах,
в хрестоматиях и базах.

Принимая во вниманье
перечисленное выше
суд решил, и судьи просят:
уничтожить файлы с текстом,
объявить Максима в розыск,
запретить в России Гуголь,
ограничить доступ к школам.
Нам подобного не надо.
Больше ада!

Оригинал

lexizli: (Радует)
Увидел у [livejournal.com profile] ibigdan текст «кубанской народной песни»:



Из интереса посмотрел в поисковике, что откуда.

Оказалось, что у меня есть нечто похожее.
Из «Кобзаря», напечатанного в Санкт-Петербурге книгопечатней Шмидт в 1908 году. Начиная со страницы 35:



Ну и пусть уж будет полностью:





А знаете еще чем интересно это стихотворение Тараса Шевченко?

Тем, что он здесь использует варианты как «в Украине», так и «на Украине».

Такие дела...
lexizli: (Думаю)


Этот концерт прошел в Полковой церкви 16 июня. Я тут показывал уже карточки.

А теперь Игорь опубликовал видео с концерта (продолжительность 1:10:56), на котором прозвучали: 1. Баллада для Иришки 2. Ева 3. Мамины руки 4. Память 5. Кафе "Блюз" 6. Блюз для друзей 7. Иллюзии 8. Невидимка 9. Суета 10. Океан 11. Печальный рассвет

Автор музыки — Игорь Володин
lexizli: (Думаю)
Вчера мне информированные источники, что водятся в интернетах, сообщили, что у нас полнолуние.

Поэтому с вечера зарядил аккумулятор, вытащил в коридор штатив и с утра пораньше пошел в надежде что-нибудь сфотографировать.

Вот что получилось:



По клику на фото или тут большой размер (3840х2160).


2.


3.





Если кому-то понравится что-то из моих фото и вы решите его утащить себе на рабочий стол или напечатать, прошу помнить про авторское право. Я не возражаю, если любая из моих фотографий будет у вас экранной заставкой. Но против того, чтобы оно было воспроизведено любым способом в тиражной продукции без моего согласия.

lexizli: (Думаю)
Стащил у [livejournal.com profile] notabler в Лето в Кракове

Сначала послушала, с наслаждением и ностальгией. А потом обратила внимание на дату выпуска — 2008 г. Опять поэты-пророки...


lexizli: (Думаю)
Почитал френд-ленту. Не радует, увы.

А мы выходные провели в Санкт-Петербурге. Видели что-то прекрасное, гуляли под дождем и даже сняли несколько карточек.

Для доброго утра, думаю, такая подойдет:



Это мы на одной выставке были. Ну что, скажете, кто это нарисовал?

А мы пошли гулять, сегодня с опозданием, но нужно пройтись заодно по организациям, которые открываются не раньше девяти часов.

Доброго вам дня!
lexizli: (Думаю)
Вот, сегодня специально утром на прогулку таскал с собой штатив.

И вот что из этого получилось:

1. Одно из недавно построенных в Тихвине зданий, которые не стыдно, как мне кажется, показать гостям города:



И улицу перед ним заасфальтировали, насколько я понимаю, не на городские или областные деньги, а за счет тех, кто построил это здание. Здесь будет центр поддержки предпринимательства, говорят. А еще говорят, что это еще не окончательный вид, фасад еще будут украшать стилизованными наличниками.


2. Вид через Таборы на улицу Советскую



3. Шел мимо, не удержался



4. Светодиодные фонари освещают площадку у пятого микрорайона. Но пока еще раннее утро и никто не сидит на скамейках...



5. У в одном из уголков круглой фестивальной площадки приютился какой-то заезжий планетарий:



6. А это наш Дворец культуры.



Да, мало ли кому-то захочется большушую фотографию на стену повесить. Не стесняйтесь, я готов любую из этих (и многих других) фото напечатать размером как минимум 60 сантиметров по меньшей стороне (максимум — 76 см, это ширина бумаги). Если на хорошей фотобумаге (не на струйном принтере), то стоить это будет 3000 рублей за квадратный метр.

lexizli: (Думаю)
Смирись, майдановская рать: прикинь, спасет тебя Европа ль?
Нет, я за то, чтоб все отдать, как вы отдали Симферополь:
не продолжая непокорств, не повторяя Межигорий...
Отдать, покуда Краматорск не превратился в крематорий;
отдать Луганск без долгих слов, Донецк и Харьков, не оплакав;
отдать Одессу, Киев, Львов, а если выйдет, то и Краков.

Не потому, что так плоха родная ненька Украина,
не потому, что с МБХ я выступаю заедино,
не потому, что всех нагнуть я жажду мерою такою, —
а потому, что это путь к ненарушимому покою.

Отдайте Родину на раз, со всем народом, если примут.
Все сразу станет, как у нас — беру не пенсии, но климат:
застынут даже воды рек. Уйдут смятение и злоба.
Вы успокоитесь навек, никто не рыпнется до гроба.

Россия станет ваша мать. Приникните к родному лону!
Чтоб иногда маршировать, оставят пятую колонну,
единой нации говно, как замечал Ильич победно.
Но это будет так смешно, что даже, в сущности, безвредно.

Вы сразу встанете с колен. Все завершится общей мессой.
Вы захотели перемен? Они кончаются Одессой.
Стремились в рай — попали в ад. Ведь ясно было: очень скоро
вас в каждой смерти обвинят за то, что вы погнали вора.

Пройдется красным колесом мятеж, подпитанный с востока:
вас обвинят теперь во всем необратимо и жестоко.
Не то беда, что вы давно искали помощи у НАТО:
свобода тянет вас на дно, свобода будет виновата!

Сопротивленье — страшный грех и непростительнейший навык.
Вам отвечать теперь за всех — равно за правых и неправых.
Кто отступал, кто нападал, кто доверял и кто дурачил, —
а виноват за всех Майдан: и то, зачем он это начал?

Мол, все устроится само, лишь свергнем рыцаря наживы...
А надо было жрать дерьмо, и все бы, кстати, были живы.
И Крым бы, кстати, был при вас, включая скважину на шельфе,
и газ бы шел не как сейчас, а вдвое слаще и дешевле.
Теперь у вас такой бардак, такой беспримесный упадок...
Лишь Путин может сделать так, чтоб в Украине был порядок:
объединенье большинства, позор навек пред целым светом —
чтоб вся страна была мертва и хорошо жила при этом!

И к вам, заморские друзья, я обращаюсь заедино:
с Россией ссориться нельзя. Она ваще непобедима.
Кто сладит с ней, с такой большой — в полях теряется столица, —
с ее угрюмою душой, что даже смерти не боится,
и не боится ничего, хотя врагов у нас несметно, —
поскольку все давно мертво и потому уже бессмертно!
И я за то, чтоб прочий мир, покуда он не стал руиной,
пришел на общий братский пир сдаваться вслед за Украиной:
вот будет жизнь! Ни лишних слов, ни оппозиции, ни страха...
А если будет Киселев — вы не заметите и краха.

Весь мировой жидомасон, что до сих пор глумился грозно,
впадет в блаженный общий сон. Идите к нам, пока не поздно!
Ваш срок, по-моему, истек, все ваши смыслы дружно скисли.
Вам намекал на это Блок, он написал про это «Скифы».

Россия — ваша кость и твердь,
решительная, как шпицрутен,
непобедимая, как смерть,
и бесконечная...

Дмитрий Быков
обозреватель «Новой»

Отсюда
lexizli: (Думаю)


Елена Исинбаева призналась, что ее родной Волгоград пусть и является городом побед, но нищий и делать там нечего, жить двукратная олимпийская чемпионка и трехкратная чемпионка мира в прыжках с шестом хочет в Монако, пишет агентство «Р-Спорт».

— В Волгограде у меня будет много обязательств, но жить я хочу в Монако. Волгоград — город побед, победы у нас ассоциируются с победами в спорте, в учебе. Но нужно все это развивать, как, например, в Казани. Там — делай что хочешь, занимайся любым видом спорта. А что делать здесь, в городе, когда у нас просто нищий город? — приводят слова Исинбаевой «Аргументы и факты».

Отсюда

«Патриотке» Елене Исинбаевой

Я прыгунья-патриотка.
Цыц, госдеповцы-витии!
Вот с чемпионата фотка,
Где держу я флаг России.

Я не Ксюша-балаболка.
Мне милей духовность наша.
Видите: моя футболка,
А под грудью слово "RUSSIA".

Всё — моей Отчизны ради,
Для неё тружусь, однако,
Жить хочу не в Волгограде,
А, excuse me, sir, в Монако!

Александр Бывшев

Александр — не чемпион мира и не миллионер. Он — учитель немецкого языка в поселке Кромы Орловкой области. И сейчас в прокуратуре Кромского района, как подтвердиле «Новой», открыт вопрос о возбуждении уголовного дела в отношении Александра Бывшева.

— Есть анонимное заявление на этого гражданина в связи с публикацией стихотворения «Украинским патриотам», — пояснил прокурор района Максим Гришин. — Сейчас материалы направлены в отдел по противодействию экстремизму УМВД по Орловской области. Прокуратура держит это заявление на контроле.

За стихотворение. По анонимному заявлению.

Похоже, пора организовывать тройки. И расстреливать на месте. А то иначе никак не получится прослыть «эффективным менеджером»
lexizli: (Думаю)
Непрогнувшийся Макар

Дмитрий Быков

Какая-то действительно смертельная страсть —
Как можно откровеннее пасть.
Травила Макаревича советская власть —
Потравит и российская власть.
Проклятьями наполнен федеральный эфир,
Последовал верховный заказ...
Не стоит залупаться на изменчивый мир —
Он может залупиться на нас.

Естественно, и прочих окликали: «К ноге!»,
За многими следила ЧК,
Травили и Кормильцева, и даже БГ,
Уж я не говорю — Шевчука,
Но как-то Макаревич был лиричен и тих —
А все же огребал за двоих…
Они, должно быть, думали, он собственность их.
А он, как оказалось, не их.

За них уже, как водится, Третьяк, Роднина,
И Гергиев, и главный альтист —
Давайте у Макара отберем ордена
И звание «Народный артист»!
Пускай он поторопится прибиться к своим,
И сразу все простится ему.
Не стоит заступаться за отхваченный Крым —
Такого не потерпят в Крыму.

Мы чувствуем, что подан недвусмысленный знак.
Свободы нам уже не грозят.
Сейчас «Машина времени» сработала так,
Что все переместилось назад.
Тем больше уважухи тем, кто встал поперек
Извилистых привычных дорог.
Мы спорили, бывало: это рок иль не рок?
Сегодня оказалось, что рок.
lexizli: (Думаю)
Такая штука... «Сноб» читать теперь нельзя. И цитировать больше 10% от объёма текста тоже нельзя. Но и не цитировать такое чудесное стихотворение никак невозможно! Что же делать?

А если по частям? Попробую...

Это, я считаю, — великое произведение. Отражает всю глубину ширины, возможности человеческого организма и вообще... даже автор, Наталья Белюшина, говорит, что это стихотворение она писала минут десять, а потом полчаса над ним сама же угорала, - редкий случай, обычно-то пишешь полчаса и минут десять стыдишься...

Источником вдохновения послужило строфа из стихотворения Нелли Ляховской:

Во взгляде главное-глаза.
Они секрет души откроют,
Как в зеркале видна слеза,
Улыбку милую не скроют.


Полностью это произведение можете почитать тут, а пока...

часть первая:

Стихи обо всём (кроме глаз)

В чиханье суть процесса — нос!
Он сопли наши испускает.
Лица таинственный нарост
Всегда вниманье привлекает.

В лизанье главное — язык,
Он весь в чувствительных сосочках.
Не просто так язык возник:
Он вкусы различит нам точно.

В лобзанье главное — губа,
Не та губа, что половая,
А та, что чудо языка
От лишних взоров прикрывает.

(Хотя бывает — что ж скрывать! —
Что половые губы тоже
Хотят участье принимать
В каком-то действии похожем.)

...

Продолжение следует
lexizli: (Думаю)
Отсюда

Здравствуйте, дорогие люди.
Сто лет я ничего не писала в своем жж. Не писала, потому что просто не хватало времени. Его нет и сейчас. Но вопрос который хочу поднять, для меня слишком мучителен, чтобы промолчать.
Знаю что тема, о которой сейчас публикую рассказ, поделила наше общество, как и к несчастью мою семью на две половины.
Скажу сразу.
Я категорически против ввода войск в Крым.
Мне не нужен Крым ценой хоть одной человеческой жизни.
Вот об этом рассказ.

Дорогие люди!
Как и победа на Олимпиаде, мне этот ввод войск, это триумфальное шествие, кажется ужасным.
Знаю, что есть неправые и с той и с другой стороны. Как есть и правые.

Мне вообще страшно лезть со своими мыслями в этот страшный огород.
Но молчать на эту тему не хочу.
Вот рассказ.


До завтра

...Однажды, прекрасным весенним утром, (22 апреля) два жирных черта, два проклятых небом и землей, ветром и водой, солнцем и луной бездельника...
Два негодяя.
Поговорили друг с другом по телефону (или, может быть, по скайпу, или что у них там?) и решили, от нечего делать, объявить друг другу войну.
Что-то они там друг с дружкой не поделили.
Скажем, какой-нибудь котел.
Один, наверное, говорит: «Это мой котел», а второй говорит, что кто первый в котел плюнул, того и котел. И нечего тут обсуждать.
Второй тогда, конечно, говорит: «Как это нечего, мой рогатый дружок? Я тоже плевал в этот котел и не раз. И еще, мол, неизвестно, кто из нас больше в него плевал, но дело даже не в этом...».
Тот, что первый, разумеется, интересуется: «А в чем же тогда, любопытно узнать, мой хвостатый друг»?
А друг отвечает, что котел стоит на его территории и в нем все будет вариться так, как он сказал. И на этом решено и точка.
А второй говорит: «Извините»!
Он говорит: «Минуточку! И подвиньтесь! Точку в вопросе „Котла“ будет ставить победитель. И, мол, именно на этом точка, в этом неприятном разговоре. И даже никакая не точка, а скорей вопросительный знак».
И ставит вместо «вопросительного» — «восклицательный».
В ответ, конечно, с противоположного конца провода тоже ставится восклицательный знак.
«Позвольте! — говорит первый черт. — Котел прежде стоял на моей территории, и это исторический факт! А то, что какая-то сволочь под покровом ночи, втихаря передвинула котел за нашу границу и развесила колючую проволоку, так на эту проволоку у него найдутся и рога, и копыта, и пушечное мясо, и атомные боеголовки».
Так что, мол, не очень там раскатывай губу. А то получишь по рогам так, что язык на хвост намотается. И хоть ты мне и старинный друг, и мы с тобой вместе на прежних войнах съели не один пуд (сами понимаете, кого), но! «В общем, — говорит, — мало тебе не покажется».
И ставит восклицательный знак.
Однако в ответ из трубки тоже несется восклицательный знак.
(У нас, мол, на ваши ржавые боеголовки, найдутся свои нехреновые Першинги...)
Первый говорит: «А у нас на ваши нехреновые Першинги вообще есть, между прочим, «Красная кнопочка»
А тот говорит: «Аха-ха! Да у кого ее нет...»
Первый тогда: "Ах, ты так, рогатый?
Второй тогда: «Ах, ты эдак, хвостатый?!
И так далее. Пока окончательно не рассобачились.
В пух и прах...
Побросали трубки.
Один кричит: «Позвать сюда всех моих генералов»! (Свистать всех наверх!) «Где мой чемоданчик»!?
(Где мой черный пистолет?!)
И второй, у себя там, тоже топчет копытцами. Сыплет шерсть клочьями и визжит то же самое...
И объявили эти две гадины по обе стороны от котла общую мобилизацию...

И пошли мальчики на войну, за котел. У которого, вообще-то, тоже была своя территория. И территория у Котла была та, на которой он стоял. Куда бы его ни ставили и ни передвигали.
И там (в котле) тоже были у мам любимые мальчики. У мальчиков синеглазые девочки.
Было все. И лютики, и незабудки. И весна, и лето. И зима, и осень...
Но Завтра была война.
А война...
Что она такое, война?
Война.
...Искаженные лица. Страх. Тишина без ответа. (Так всегда молчит небо, когда черти играют в войну)
Исцелованные иконки.
И мальчик с третьим глазом во лбу.
Лишним глазом. Никому на свете не нужным.
«Мама посмотри, у меня третий глаз...»
Или просто «мама...»
И тот, живой еще мальчик думает «Слава Богу, это не меня...»
И очень страшно. И очень хочется жить.
Но мало ли, что кому-то там хочется. Главное же, война идет за правое дело. И дело это правое со всех сторон.
Черти сидят по домам и потирают над сводками лапки. Булькает котел...

А когда люди спрашивают, «За что?»
Им отвечают: «За родину...», «За правду», «За нами Москва!», «За нами Баден-Баден...»
А на самом деле это просто новая война за старый котел. Просто двум чертям там, внизу, стало скучно на своих сковородках. Они стареют. Жиреют. Над златом чахнут.
И играют в крестики-нолики.
Вычеркивая лапчонкой диагонали и вертикали.

Такова предыстория нашей истории, но наша (она будет очень короткая) история не о войне.
Наша история о любви.
Еще одна самая обыкновенная история.
Против войны, как против любой смерти, есть средство.
Оно не всегда помогает, да...
Войну нельзя, как плохую книгу, перелистнуть на слово «конец».
В ней приходится жить. И ждать. И пережить ее.
Верить.
Любить.
Надеяться.
Молиться.
И ждать.

Жили-были мальчик и девочка. С балконами на 833 школу. Сидели за одной партой.
Зимой катались в Серебряном бору на санках. Летом (иногда) мальчик приезжал на пару дней к этой девочке на дачу. Один раз даже жил целый месяц. И мамы у них дружили. А папы их играли весной на балконах в шахматы.
А мальчик и девочка ходили в кино на Октябрьском поле.
Они не думали о любви. Они просто дружили. И даже если и задумывались (иногда) о чем-то таком, то им некуда было торопиться. Ведь впереди у них была целая жизнь.
Была целая жизнь. Да.
Но завтра была война.
И хотя мальчик сказал девочке на лестничной площадке: «До завтра, Катя», но ему было 18 лет.
А Черти решили поиграть в свои крестики-нолики.
Шахматы...
Или что там у них.
И много было в тот, четырнадцатый проклятый год, на электрических проводах ворон.
И за восемнадцать лет до того, в девяносто (таком-то), слишком (как показалось чертям), слишком много рождалось мальчиков.
А это плохая примета. Так говорят старушки.
И всем приходилось, волей-неволей, прощаться друг с другом.
И этому мальчику, и этой девочке тоже.
У автобуса она сказала ему: «До завтра, Алеша»
А он улыбнулся (хотя ему было очень страшно) и ответил: «До завтра, Катя»

И они не могли даже поцеловать друг друга. Это вышло бы стыдно, на глазах у родителей.
На глазах у родителей, а родителям тоже некуда было девать глаза.
Некуда девать людям глаза и слезы, когда они расстаются перед войной.
Черти имеют отвратительную привычку отбирать у людей самое важное — «Завтра».

У мальчика и девочки не было с собой, что подарить друг другу на память.
Но ведь память нельзя... подарить.
И она достала из своего пакета пустую общую тетрадку (48 листов). И написала на первой странице — «До завтра».
И отдала ему.
А он наклонился и поднял из лужи десять копеек.
И всю войну эти десять копеек, повешенные на ниточке, касались оловянного бабушкиного крестика у нее на груди.
48 лет шла война.
48 листов тетради с надписью «До завтра» были исписаны красными чернилами. Других чернил не бывает на войне.
Не приходили письма. Приходили только повестки и извещения. Молчали телефонные линии.
Шла война.
Война до победного конца. До победного конца с каждой стороны от котла.
Когда крестики с ноликами вычеркнуты одинаково. А поля выкошены подчистую.
Выли люди. Выли сирены. Собаки. Вороны кружили над крышами. Над черными огнями.
Били колокола.
Отцы хранили молчание.
Матери хранили надежду.
Хоронили молодых и старух.
Царапали землю мертвые пальцы.
Плевали в снег.
Плевали кровью.
Плевали, не дождавшись,
в вечный огонь.
Плевали в звезды.
Завтра не наступало.
Все тянулся и тянулся один-единственный день.

Но на сорок восьмой странице, только мальчик подумал, что ему больше негде писать о войне...
Война кончилась.

И он вернулся.
Поднялся по лестнице на четвертый этаж, где балконы выходят на 833 школу. И позвонил.
Открыла Катя.
Алеша положил исписанную тетрадку на подзеркальник.
В обложке была дырка от пули.
Пуля застряла в страницах.
(все-таки 48 листов надежды)

А черти уже снова поднимали трубки, чтобы позвонить друг другу.
lexizli: (Думаю)
Вчера сходили утром с Симбадом погулять. Не очень удачно, честно говоря.

Все начиналось хорошо.

Я даже фотоаппарат с собой взял, чтоб немного поснимать.

1.



2.


3.



А потом Симбад напоролся на разбитую бутылку. Подошел, сел... Смотрю — на снегу алые пятна. Подушечка капитально так располосована по вертикали. Хорошо, что с собой оказалось несколько пакетиков полиэтиленовых, взял пару, завязал лапу, чтоб не так кровило и грязь не попадала, и в темпе к доктору. По пути зашел в аптеку — дальше предстояло идти по дорогам, посыпанным солью, — купил бинт, завернул лапу в пакет, замотал бинтом сверху. По пути заглянул к банкоматам. Хорошо, кошелек с собой захватил.

Старший доктор оказался  отпуске, принимал его сын. Симбада взвесили — 27,5 кило. Антон сказал, что вполне нормально, а мне что-то кажется, не худоват ли? Хотя эти сеттеры они такие, тонкие и звонкие. Посчитали, сколько чего нужно вколоть, усыпили. Ну да, зашил Антон ему лапу, заодно отполировал зубы, не пропадать же наркозу?

Вытащили его из операционной, положили на стол. Валяется, как тряпочка...

Уж трепали мы его за уши, по щекам, расчесывали и гладили. Полчаса, наверное, прошло. Вроде стал реагировать. Потом поставили его на пол. Не стоит. Пьяный! Ноги не держат, голова падает, давления в организме не хватает, чтоб прыгать, как обычно. Еще минут пятнадцать посидели и пошли потихоньку домой.

Потерял практически половину дня. Ну еще пять тысяч денег.


Интересуетесь, при чем тут бесплатная водка?

Да, вот, думаю, нашим депутатам из этой, ну вы знаете как ее правильно называть, нужно предложить хоть что-то полезное сделать.

Например — бесплатную водку.

Продавать ее следует только из бочек, как раньше квас продавали. И только в разлив. Даже, еще лучше, просто из шланга давать пить. Одноразовый такой наконечник, шланг и кран. Подходишь и сосешь. А самотеком нет, не льется! Чтоб хитрованы всякие с собой не уносили.

Обустроить место. Заборчиком прикрыть, чтоб не нарушать идиллию вертикальности. На заборчике можно дом какой-нибудь изобразить. С березками под окном и геранями за стеклом. И недалеко, рядом с бочкой, яму выкопать поглубже. Чтоб, значит, те, кто не могут оторваться от этого зеленого змия, дойдя до нужной кондиции тело свое проспиртованное далеко не уносили, чтоб расходы сократить на перевозку.

Думаю, что будет от этой бесплатной водки одна только польза. Ну посудите сами: кто пойдет куда-то на край города сосать из бочки бесплатную водку? Вы пойдете? Думаю, что нет. И я не пойду. Если что, я куплю бутылку в магазине, пусть она даже в пять раз дороже будет. У нас вон в шкафчике порой по году и больше эта водка стоит, и никто ее не пьет. Не хочется! Все дела какие-то отвлекают, занятия. То поработать нужно, то погулять, постирать и погладить, отремонтировать, сходит в театр, фотографии обработать, с родными-близкими пообщаться, опять же почитать, что вы хорошего написали и самому что-нибудь тут накропать, если получится. Ну киношку можно еще посмотреть. Сейчас даже центральные телеканалы еще пару дней волне смогу переваривать, они все больше спортсменов показывают.

А на водку времени совсем не остается.

Так ко ее пойдет пить? Правильно, «электорат»!

Ну и кому от этого, кроме умеющих считать только до ста сорока шести процентов, плохо будет?

Тем, кому пьяный сантехник так ремонт сделал, что все к черту прорвало и он соседей затопил и сам утонул?
Или тому, кого пьяный водитель лишил жизни?
Возможно недовольны окажутся те, которым какие-нибудь строители-алкоголики построили дом?
Или государство огорчится от того, что стало меньше зачатых и рожденных от алкоголиков больных и неполноценных граждан?

Зато пользы будет сколько:
• упадет процент брака;
• не нужно будет работодателям искать непьющих узбеков, потому что свои алкоголики выведутся и останутся только нормальные люди;
• количество товаров практически не уменьшится, а спрос резко сократится, значит цены упадут;
• при этом производительность труда только вырастет;
• и наша экономика, наконец, зашагает вперед семимильными шагами!

И да, станет меньше в наших парках, на берегах рек и озер битого стекла.

Ведь приличные люди такого себе не позволяют — выбросить пустую бутылку, после того, как они выпили «на природе» ее содержимое.

А неприличных не станет.

И никакого насилия не нужно. Абсолютно добровольный выбор: или иди пей бесплатно. Но сразу и только здесь. Или покупай поллитру за тыщу рублей!

Что скажете?

Да, про пиво я ничего не сказал... С этим, конечно, сложнее. Но тоже можно что-нибудь придумать. Только я про это чуть позже напишу, хорошо?

August 2017

M T W T F S S
 123456
7 8910 111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Каналы

RSS Atom

Самые популярные метки

Стиль журнала

Показать теги полностью

No cut tags
Page generated Aug. 22nd, 2017 03:28 am
Powered by Dreamwidth Studios